Печь масляная



Отличия двухтактного двигателя от четырехтактного

Рабочий цикл двигателя внутреннего сгорания (ДВС) — представляет собой ряд процессов, в результате которых производится порция усилия (мощности), воздействующего на коленчатый вал двигателя. Рабочий цикл состоит из:

  • заполнения цилиндра топливной смесью;
  • ее сжатия;
  • воспламенения смеси;
  • расширения газов и очистки от них цилиндра.

Такт в ДВС — это движение поршня в одном направлении (вверх или вниз). За один оборот коленчатого вала совершается два такта. Тот из них, при котором происходит расширение сгоревших газов и совершается полезная работа, называется рабочим ходом поршня.

Двигатели, в которых рабочий цикл совершается за 2 такта (один оборот коленчатого вала), называются двухтактными. Двигатели, в которых рабочий цикл совершается за 4 такта (два оборота коленвала), называются четырехтактным. Двух- и четырехтактные двигатели могут быть как бензиновыми (карбюраторными), так и дизельными. Каковы основные эксплуатационные и конструктивные особенности бензиновых двухтактных и четырехтактных двигателей? Чем отличается двухтактный от четырехтактного? Чтобы лучше понять это, необходимо ознакомиться с принципом их работы.

Принцип работы четырехтактного бензинового двигателя

При впуске поршень опускается из верхней мертвой точки (ВМТ) в нижнюю (НМТ). При этом с помощью кулачков распределительного вала открывается впускной клапан, через который в цилиндр засасывается топливная смесь.

При обратном ходе поршня (из НМТ в ВМТ) происходит сжатие топливной смеси, сопровождающееся ростом ее температуры.

Перед самым концом сжатия между электродами свечи загорается искра, поджигающая топливную смесь, которая, сгорая, образует горючие газы, толкающие поршень вниз. Происходит рабочий ход, при котором совершается полезная работа.

После перехода поршня НМТ открывается выпускной клапан, позволяя двигающемуся вверх поршню вытолкнуть отработавшие газы из цилиндра. Происходит выпуск. В верхней мертвой точке выпускной клапан закрывается, и цикл повторяется снова.

Принцип работы двухтактного бензинового двигателя

При сжатии поршень двигается из нижней мертвой точки в верхнюю. После того как перекроется сначала продувочное окно (2), через которое в цилиндр поступает топливная смесь, а затем выпускное (3), через которое выходят отработавшие газы, начинается сжатие воздушно-бензиновой смеси. Одновременно с этим в кривошипной камере (1) создается разрежение, засасывающее из карбюратора следующую порцию топлива. При подходе поршня к верхней мертвой точке смесь воспламеняется от искры свечи, и образовавшиеся газы толкают поршень вниз, вращая коленвал и производя полезную работу.

В кривошипной камере при рабочем ходе повышается давление, сжимающее топливную смесь, попавшую туда в предыдущем такте. При достижении верхней поверхности поршня (его уплотнительного кольца) выпускного окна, последнее открывается, выпуская отработавшие газы в глушитель. При дальнейшем движении поршень открывает продувочное окно, и находящаяся под давлением в кривошипной камере топливная смесь поступает в цилиндр, вытесняя остатки отработавших газов (осуществляя продувку) и заполняя надпоршневое пространство. При переходе поршня нижней мертвой точки рабочий цикл повторяется.

Эксплуатационные и конструктивные отличия двухтактных и четырехтактных бензиновых двигателей

В двухтактном двигателе заполнение и очистка цилиндра выполняются одновременно с тактами сжатия и расширения — в то время, когда поршень находится вблизи нижней мертвой точки. Для этого в стенках цилиндра имеются два отверстия — впускное или продувочное и выпускное, через которые производится впуск топливной смеси и выпуск отработанных газа. Газораспределительный механизм с клапанами у двухтактного двигателя отсутствует, что делает его значительно проще и легче.

Литровая мощность. В отличие от четырехтактного двигателя, в котором один рабочий ход приходится на два оборота коленчатого вала, в двухтактном рабочий ход совершается при каждом обороте коленвала. Это означает, что 2-х тактный двигатель должен иметь (теоретически) вдвое большую литровую мощность (отношение мощности к литражу двигателя), чем 4-х тактный. На практике, однако, превышение составляет всего 1,5-1,8 раза. Это происходит из-за неполного использования хода поршня при расширении, худшего механизма освобождения цилиндра от отработавших газов, траты части мощности на продувку и прочих явлений, связанных с особенностями газообмена 2-х тактных двигателей.

Потребление топлива. Превосходя четырехтактный двигатель в литровой и удельной мощности, двухтактный двигатель уступает ему в экономичности. Вытеснение отработавших газов осуществляется в нем воздушно-топливной смесью, поступающей в цилиндр из кривошипно-шатунной камеры. При этом часть топливной смеси попадает в выхлопные каналы, удаляясь вместе с отработавшими газами и не производя полезной работы.

Смазка. Двухтактные и четырехтактные двигатели имеют различный принцип смазки двигателя. В 2-х тактных моделях она осуществляется смешиванием в определенных пропорциях (обычно 1:25-1:50) моторного масла с бензином. Воздушно-топливно-масляная смесь, циркулируя в кривошипной и поршневой камерах, смазывает подшипники шатуна и коленчатого вала, а также зеркало цилиндра. При возгорании топливной смеси масло, существующее в виде мельчайших капель, сгорает вместе с бензином. Продукты его сгорания удаляются вместе с отработанными газами.

Применяются два способа смешивания масла с бензином. Простое перемешивание перед заливкой топлива в бак и раздельная подача, при которой топливно-масляная смесь образуется во впускном патрубке, находящемся между карбюратором и цилиндром.

В последнем случае двигатель имеет масляный бачок, трубопровод которого соединен с плунжерным насосом, подающим масло во впускной патрубок ровно в том количестве, которое требуется в зависимости от количества воздушно-бензиновой смеси. Производительность насоса зависит от положения ручки подачи «газа». Чем больше подается топлива, тем больше поступает масла, и наоборот. Раздельная система смазки двухтактных двигателей является более совершенной. При ней отношение масла к бензину при малых нагрузках может достигать 1:200, что приводит к уменьшению дымности, снижению образования нагара и расхода масла. Эта система используется, например, на современных скутерах с двухтактными двигателями.

В четырехтактном двигателе масло не смешивается с бензином, а подается отдельно. Для этого двигатели оснащены классической системой смазки, состоящей из масляного насоса, фильтра, клапанов, трубопроводной магистрали. Роль масляного бачка может выполнять картер двигателя (система смазки с «мокрым» картером) или отдельный бачок (система с «сухим» картером).

При смазке с «мокрым» картером насос 3 всасывает масло из поддона, нагнетает его в выходную полость и далее по каналам подает к подшипникам коленвала, деталям кривошипно-шатунной группы и газораспределительного механизма.

При смазке с «сухим» картером масло заливается в бачок, откуда с помощью насоса подается к трущимся поверхностям. Та часть масла, которая стекает в картер, откачивается дополнительным насосом, возвращающем ее в бачок.

Для очистки масла от продуктов износа деталей двигателя имеется фильтр. При необходимости устанавливается и охлаждающий радиатор, так как в процессе работы температура масла может подниматься до высоких температур.

Поскольку в двухтактных двигателях масло сгорает, а в четырехтактных нет, требования к его свойствам сильно разнятся. Масло, используемое в двухтактных двигателях, должно оставлять минимум нагара в виде золы и сажи, в то время как масло для четырехтактных двигателей должно обеспечивать стабильность характеристик в течение как можно более длительного времени.

Сравнение основных параметров двухтактных и четырехтактных двигателей:

  • Литровая мощность. У 2-х тактных двигателей выше в 1,5-1,8 раза, чем у 4-х тактных.
  • Удельная мощность (отношение мощности к массе двигателя). Также выше у 2-х тактных.
  • Обеспечение подачи топлива и очистки цилиндра. 4-х тактные двигатели оснащены газораспределительным механизмом, который отсутствует у 2-х тактных двигателей.
  • Экономичность. Выше у 4-х тактных, расход топлива у которых примерно на 20-30 % ниже, чем у 2-х тактных.

Чем покрасить печь из кирпича в доме?

На горящий огонь приятно смотреть очень долгое время, именно поэтому настоящие печи и камины в интерьере дома никогда не теряют своей популярности и актуальности.

Кирпичная печь должна органично подойти к дизайну дома, так что очень важна не только ее практическая значимость, но и внешний вид. Поэтому, нужно знать чем покрасить печку из кирпича, чтобы она долго служила.

Зачем красить?

Есть несколько поводов для окрашивания кирпичных печек:

  1. Эстетическая сторона: печь в доме служит не только для отопления и комфортного пребывания в доме, но и для поддержания его интерьера, создания особого уюта в атмосфере жилища;
  2. Практическая сторона: после окрашивания камина увеличивается отдача тепла в дом, поверхность печки становится ровной;
  3. Повышение безопасности: обработка печной поверхности различными средствами предотвращает появление и разрастание трещин в кирпиче.

к содержанию ↑

Чем покрасить печку из кирпича?

Существует несколько материалов, которыми можно произвести окрашивание:

  • Эмаль. Ей присуща хорошая прочность, стойкость к влаге, отличное взаимодействие с другими материалами, повышенная долговечность – способна вынести до 200 циклов резких смен температур. Существует также небольшой недостаток – выбор цветов эмалей очень скуден.
  • Масляная краска для печи из кирпича. Среди всех вариантов этот – один из самых хороших. Главные преимущества: многообразие цветов, способность выдерживать температуры вплоть до 600°С, гарантированная защита кирпича от окислений, повышенная стойкость, долговечность – сохраняется до 10 лет работы с печью. Масляная краска проста в нанесении и не требует дополнительного грунтования наружности. Есть и недостатки: не очень приятный запах, наличие токсичных веществ в составе, более долгое высыхание по сравнению с другими вариантами.
  • Олифа. Покрытие натуральной олифой не способно изменить исходный цвет кирпича, лишь затемнить его оттенок.
  • Термостойкий лак. Его главное преимущество – способность увеличить технические характеристики прочности кирпича. После нанесения лака на поверхности остается прозрачный блестящий слой. Особенность использования лака – возможность добавления сухой гуаши для приобретения нужного цвета и оттенка.

к содержанию ↑

Какие требования предъявляются к краске?

Краска для поверхности камина или печки должна быть устойчивой к перепадам температур и способной выносить повышенные температурные режимы. Также она должна обладать способностью к быстрому высыханию, долговечностью в использовании, устойчивостью к влаге. Важный критерий – возможность выбора цветов и оттенков краски для ее совместимости с дизайном жилья.

Покрасочные материалы своими руками

Если существуют какие-то причины, по которым нельзя или не хочется покупать специальные окрашивающие печь материалы, можно заняться их изготовлением самостоятельно.

  1. Раствор из мела или извести. Чтобы приготовить его, понадобится лишь вода и известь, которую можно приобрести в большом количестве любого строительного магазина. Отличие этих растворов заключается только в длительности их высыхания: при нанесении первого слоя мела необходимо подождать его полного высыхания, а слои известкового раствора могут быть нанесены сразу же. Для приготовления раствора понадобится 1 кг извести или мела и 1,5 л воды. Чтобы добиться прочности в конечном результате, в раствор требуется добавлять поваренную соль – 300 г соли на 2 кг окрашивающего раствора. При отсутствии соли можно использовать столярный клей – 100 мл клея на 10 л раствора, но такая краска будет желтоватого цвета. Чтобы избежать этого, можно налить в окрашивающую смесь 20 мл синьки.
  2. Можно покрасить печку из кирпича используя также натуральный лак. Для его приготовления потребуются белки куриных яиц и молоко в пропорции один к одному, а также пыль от кирпичей, которая остается после осуществления кладки печи. Для обработки одного квадратного метра печки необходимо около четверти литра молока и 8 яичных белков. Чтобы приготовить такой лак, в кирпичную пыль прибавляются взбитые яичные белки и коровье молоко до образования густой консистенции. Хорошо перемешанный раствор наносится кистью на предварительно нагретую поверхность печи. В итоге получается ровное красное покрытие, обладающее повышенной стойкостью к температурам и долговечностью. Чтобы добиться матовой структуры поверхности, можно покрыть ее сверху олифой. У натурального лака есть недостатки – при соприкосновении с окрашенной поверхностью могут оставаться следы. Чтобы этого не случилось, можно нанести сверху раствор из белка яйца. Также в процессе топки печи покрытие испускает запах топленого молока, что для большинства людей является недостатком.

к содержанию ↑

Подготовка поверхности печи к работам

При окрашивании печи первым делом нужно заняться подготовкой ее поверхности к покраске. Печке с новой кладкой не нужно никаких особых операций, только очистка от пыли. Если печь оштукатурена, обратите внимание на толщину слоя штукатурки.

Для очищения поверхности печи вам понадобятся следующие приборы:

  • Металлический шпатель чтобы подготовить поверхность, а также для шпаклевки;
  • Щетка для удаления остатков прошлой отделки.

Если слой штукатурки больше одного сантиметра, штукатурка требует демонтировки – осыпающиеся участки удаляются, поверхность подвергается зачистке при помощи металлического шпателя, щетки или шкурки. Все трещины и отсутствующие части замазываются известково-глиняным или гипсовым раствором.

После высыхания раствора следует протереть влажной тряпкой поверхность, подождать высыхания воды и можно наносить окрашивающее средство.

Для хорошего взаимодействия краски с другими веществами можно пропитать поверхность печи грунтовкой перед началом ее окрашивания.

Как покрасить печь из кирпича?

В окрашивании кирпичной печки нет особых затруднений, так что этим может заняться любой человек, даже если он раньше этого не делал.

Окрашивание, особенно для только что оштукатуренной печки происходит только после соблюдения и выполнения всех подготовительных пунктов работы, в противном случае она не будет отличаться эффективностью и ее придется воспроизводить через небольшой промежуток времени.

Для окрашивания вам понадобятся следующие приборы:

  • Ёмкость для окрашивающего средства;
  • Сам окрашивающий раствор;
  • Удобная кисточка и валик.

Приготовьте красящий раствор и нанесите его в нужное количество слоев. Рекомендуется наносить краску в два-три тонких слоя, используя при возможности и кисточку, и валик. Кисть сможет придать внешней стороне камина фактурность, а валик распределить краску ровно на всей поверхности. При желании на завершающий слой краски можно нанести узоры.

Печь, окрашенная с помощью известкового раствора

Окрашивание печи специальным лаком

Печь, окрашенная натуральным лаком и олифой

Печь, окрашенная эмалью

Когда можно топить?

Топить окрашенную печь можно после высыхания материала, который был нанесен в качестве покраски. Для надежности можно подождать сутки (24 часа) после окрашивания, чтобы быть полностью уверенным, что краска не начнет слезать и не принесет вреда окружающим.

Выводы

В популярных сейчас интерьерах – кантри, шале и шебби-шик, главной изюминкой является натуральность различных декоративных элементов и деталей. В них особенно хорошо вписывается классическая русская кирпичная печь или камин.

Кирпичная печь – отличный вариант обеспечения уюта и комфорта в доме, она даст возможность наблюдать за живописными языками пламени и предоставит вашему жилью тепло. Чтобы печка и выглядела достойно, необходимо производить ее окрашивание.

Это можно сделать, выбрав любой метод из множества предоставленных. Покрасить печь можно специальной краской из магазина или же приготовить состав для окрашивающего раствора собственноручно. Главное – чтобы краска была жаростойкой и долговечной.

Не рекомендуется применение окрашивающих средств по металлу и с металлическими веществами в составе – они не способны сохранять свой цвет и качество при высоких температурах.

Технологии, секреты, рецепты

Имитация черного дерева (протрава).

Гладко обструганное черное (эбеновое) дерево имеет чистый черный цвет без блеска и обладает столь мелким строением волокон, что последнее невозможно увидеть невооруженным глазом. Удельный вес этого дерева очень велик. Полируется черное дерево настолько хорошо, что отполированная поверхность е. Подробнее

Имитации орехового дерева (протрава).

Обыкновенное ореховое дерево имеет светло-бурый оттенок, который даже после полирования выглядит не очень красиво. Поэтому натуральному ореховому дереву следует придать более темный тон, что достигается обработкой раствором марганцовокислого калия. Как только дерево высохнет, этот раствор наносят втори. Подробнее

Имитации розового дерева (протрава).

Розовое дерево отличается темно-красными жилками. Для имитации этого дерева берется клен, как наиболее подходящий по своему строению. Кленовые дощечки или фанеры должны быть тщательно отшлифованы, прежде чем идти в обработку, так как только в этом случае они хорошо прокрашиваются.

1) Для имитации ро. Подробнее

Имитация дубового дерева (протрава).

Варят в течение часа смесь из 0,5 кг кассельской земли, 50 г поташа в 1 литре дождевой воды, затем полученный темный отвар процеживают через полотно и варят до сиропообразного состояния. После этого выливают ее в совершенно плоские ящики из жести (крышки из-под жестянки), дают затвердеть и измельчают при. Подробнее

Имитация красного дерева (протрава).

Предназначенное для протравы дерево должно быть хорошо высушено, а нанесение протравы лучше всего производить при помощи кисти, которая после каждого употребления должна быть тотчас вымыта и высушена. Очень красивую и прочную протраву готовят, смешивая в склянке 500 г тонко измельченного сандала, 30 . Подробнее

Имитация палисандрового дерева (протрава).

Палисандровое дерево имеет темно-бурую окраску с характерными красноватыми жилками. Так как ореховое дерево ближе всего к палисандровому, то для имитации последнего и берут ореховое, с другими сортами дерева не получается такой красивой подделки.

Ореховое дерево сначала шлифуют пемзой, а потом р. Подробнее

Имитация серого клена (протрава).

В качестве серой протравы для дерева хорошо использовать растворимую в воде прочную и легкую анилиновую краску нигрозин. Раствор 7 частей нигрозина в 1000 частях воды окрашивает дерево в красивый серебристо-серый цвет, который настолько прочен, что даже по прошествии двух лет нисколько не изменяется.

Кекс Столичный Киевский с изюмом по ГОСТу

Однажды я уже пробовала испечь этот вкуснющий кекс с изюмом, но истинный его рецепт был неуловим, как Магистр Хабба Хэн. Кто читал Макса Фрая, то поймёт! А кто не читал – очень рекомендую:) Так вот, мне всегда хотелось испечь такой Столичный кекс, как тот, что продают в Киеве: он суховатый, но очень-очень вкусный, тесто немного похоже на песочное, рассыпчатое, жёлтенькое, и в нём полно изюма! А эта коричнево-румяная корочка и характерная аппетитная трещина на верхушке кекса! И вот недавно читатель сайта Наталья попросила меня найти рецепт того самого кекса. Я вспомнила о своей давней мечте и стал искать… а кто ищет, тот найдёт! И вот он – рецепт Столичного кекса с изюмом по ГОСТу! Домашние сказали, что он похож на магазинный – сын – на 80%, дочка – на 99%. Попробуйте и Вы, чтобы сказать, насколько кекс «тот самый» и куда в этот раз мы угодили: в девятку или таки в десяточку?

Чтобы исполнить рецепт со всему ноу-хау, нужны точные электронные весы и хороший мощный миксер. Так как ингредиенты тут отмерены в граммах, а технология предполагает длительное взбивание, именно благодаря которому тесто получается потрясающе нежным.

Важное замечание: если вы попробуете кекс сразу же, как только он слегка остынет, то вкус будет не тот самый – свежие кексы очень мягкие. Но при этом очень и очень вкусные!

Мне пришлось спрятать большой кекс до утра, после того как маленькие разлетелись с тарелки. 🙂

Но, если потерпеть и дать кексу постоять ночь, прикрыв полотенечком, то он подсохнет, как бы «настоится» и станет гораздо более похож на оригинал.

В оригинале приведена бОльшая порция теста; я разделила её пополам. У меня получился один большой кекс весом 610 г в форме 10х17 см и 3 порционных кекса в небольших формочках. Привожу ингредиенты на половинную порцию и в скобках – на полную.

Ингредиенты:

  • 170 г сливочного масла (340 г);
  • 170 г сахара (340 г);
  • 170 г изюма (340 г);
  • 2 средних яйца и 1 желток (4 яйца и 2 желтка);
  • 1,5 столовых ложки коньяка (3 ст.л.);
  • 225 г муки (450 г);
  • ¼ чайной ложки разрыхлителя (0,5 ч.л.);
  • Щепотка соли;
  • Сахарная пудра – по желанию.

Изюм лучше тёмный, и конечно же без косточек. Мука пшеничная, высшего сорта. Масло – это важно! – тоже качественное, не маргарин и не спред, а очень хорошее масло, его качество существенно влияет на результат. А коньяк в кексе не ощущается.

Как испечь:

Изюм промываем и заливаем водой – не кипятком, а очень тёплой кипячёной.

Настаиваем недолго, минут пять – иначе изюм станет слишком влажным и не даст кексу фирменной суховатости. Чуть размягчились изюмины – и достаточно, сливаем вкусную изюмную воду – её можно пить, это, кстати, полезно, а изюм откидываем на дуршлаг, пусть стечёт лишняя влага.

Можно приступать к приготовлению теста. Выкладываем в миску мягкое сливочное масло и взбиваем его миксером, пока что ничего не добавляя – просто масло, на небольшой скорости. В оригинале требуется взбивать 5 минут. Но я решила пожалеть свой миксер, которому ещё предстояло немало потрудиться, и взбивала 2 минуты. Разница между нетронутым и взбитым маслом заметна сразу: оно становится похожим на пышный крем.

Всыпаем в масло сахар и продолжаем взбивать на небольшой скорости, теперь уже в течение 10-12 минут. Мой миксер не выдержал бы такого марафона (хотя, может, и выдержал бы – но проверять мне не хотелось), поэтому мы ограничились 5 минутами.

Масса становится пышной, а сахарные крупинки потихоньку растворяются, чего нам и нужно. Теперь пора добавлять яйца. Но сначала мы их разобьём в отдельную мисочку, вольём туда же коньяк и взобьём вилкой. Миксер пока отдыхает:)

А теперь продолжаем взбивание, по столовой ложке вливая в масляную массу яичную смесь. Добавили – и хорошенько взбили, и только потом добавляем следующую порцию. Если поспешить и не полностью вмешать яйца с масло, то смесь может расслоиться, в результате кекс выйдет жирным. Взбиваем ещё 10-12 минут, или хотя бы 5-7 – пока вмешаете всю яичную смесь, а сахаринки полностью растают.

Чтобы проверить, пробуем смесь, растирая небольшое её количество между пальцев: если чувствуются кристаллики сахара, значит, нужно ещё немного повзбивать. А если смесь нежная, шелковистая, то достаточно!

Муку смешиваем с разрыхлителем и просеиваем, сначала не в тесто, а в отдельную посуду.

Вот у нас есть пышная масляная масса и воздушная мука.

Понемногу, по ложке, вмешиваем муку во взбитую смесь. Не забудем посолить.

Перемешиваем аккуратно, в одном направлении, как бисквитное тесто. Я такого теста на кекс ещё не видела: оно столь пышное, нежное, воздушное, что просто удивительно!

Вмешав всю муку, добавим изюм. Отжав его от остатков влаги, перемешиваем с дополнительными 2 столовыми ложками муки – так, чтобы изюмины хорошо в ней обвалялись. Это нужно для того, чтобы изюм не опускался вниз вовремя выпекания кекса, а равномерно распределялся по всему тесту.

Высыпаем обвалянный в муке изюм в тесто и аккуратно вмешиваем, чтобы получилось равномерно.

Тем временем включаем духовку, разогреваем до 170С.

Форму для кекса застилаем пергаментом, смазанным тонким слоем растительного масла. Традиционная форма для Столичного кекса – прямоугольная, как для хлеба. Но вполне можно выпекать и в маленьких порционных формочках (смазав их подсолнечным маслом и наполняя тестом не более чем на 2/3 высоты), или же в кексовой кольцевой форме с отверстием. В зависимости от размера формы будет различаться время выпекания.

Выкладываем тесто в форму, распределяем. Посередине кекса делаем ножом продольный надрез, чтобы получить ту самую фирменную трещину на его верхушке.

Ставим кексы в духовку, на средний этаж, и выпекаем. Маленькие кексы выпекались у меня около 35-40 минут. Большой – 1 час 10 минут. Ориентируйтесь на особенности своей духовки и сами кексы: они готовы, когда поднимутся, приобретут коричневый румянец, растрескаются на верхушках, а деревянная шпажка при пробе теста в самом высоком месте будет выходит сухой.

Готовым кексам даём остыть в формах, так как в горячем виде тесто очень крохкое и нежное. Затем аккуратно достаём: большой кекс – потянув за концы бумаги, маленькие – поддевая краешки кончиком ножа. Окончательно остужаем кексы на решётке.

Посыпаем через ситечко сахарной пудрой.

Пробуем или, если хватит терпения, ждём до утра, чтобы узнать, получились ли наши кексы с изюмом по Госту такими же, как на кондитерской фабрике?

Старый уличный фонарь

Слыхали вы историю про старый уличный фонарь? Она не то чтобы так уж занятна, но послушать ее разок не мешает. Так вот, жил-был этакий почтенный старый уличный фонарь; он честно служил много-много лет и наконец должен был выйти в отставку.

Последний вечер висел фонарь на своем столбе, освещая улицу, и на душе у него было как у старой балерины, которая в последний раз выступает на сцене и знает, что завтра будет всеми забыта в своей каморке.

Завтрашний день страшил старого служаку: он должен был впервые явиться в ратушу и предстать перед «тридцатью шестью отцами города», которые решат, годен он еще к службе или нет. Возможно, его еще отправят освещать какой-нибудь мост или пошлют в провинцию на какую-нибудь фабрику, а возможно, просто сдадут в переплавку, и тогда из него может получиться что угодно. И вот его мучила мысль: сохранит ли он воспоминание о том, что был когда-то уличным фонарем. Так или иначе, он знал, что ему в любом случае придется расстаться с ночным сторожем и его женой, которые стали для него все равно что родная семья. Оба они — и фонарь и сторож — поступили на службу одновременно. Жена сторожа тогда высоко метила и, проходя мимо фонаря, удостаивала его взглядом только по вечерам, а днем никогда. В последние же годы, когда все трое — и сторож, и его жена, и фонарь — состарились, она тоже стала ухаживать за фонарем, чистить лампу и наливать в нее ворвань. Честные люди были эти старики, ни разу не обделили фонарь ни на капельку.

Итак, светил он на улице последний вечер, а поутру должен был отправиться в ратушу. Мрачные эти мысли не давали ему покоя, и не мудрено, что и горел он неважно. Впрочем, мелькали у него и другие мысли; он многое видел, на многое довелось ему пролить свет, быть может, он не уступал в этом всем «тридцати шести отцам города». Но он молчал и об этом. Он ведь был почтенный старый фонарь и не хотел никого обижать, а уж свое начальство тем более.

А между тем многое вспоминалось ему, и время от времени пламя его вспыхивало как бы от таких примерно мыслей:

«Да, и обо мне кто-нибудь вспомнит! Вот хоть бы тот красивый юноша… Много лет прошло с тех пор. Он подошел ко мне с письмом в руках. Письмо было на розовой бумаге, тонкой-претонкой, с золотым обрезом, и написано изящным женским почерком. Он прочел его дважды, поцеловал и поднял на меня сияющие глаза. «Я самый счастливый человек на свете!» — говорили они. Да, только он да я знали, что написала в своем первом письме его любимая.

Помню я и другие глаза… Удивительно, как перескакивают мысли! По нашей улице двигалась пышная похоронная процессия. На обитой бархатом повозке везли в гробу молодую прекрасную женщину. Сколько было венков и цветов! А факелов горело столько, что они совсем затмили мой свет. Тротуары были заполнены людьми, провожавшими гроб. Но когда факелы скрылись из виду, я огляделся и увидел человека, который стоял у моего столба и плакал. — Никогда мне не забыть взгляда его скорбных глаз, смотревших на меня!»

И много о чем еще вспоминал старый уличный фонарь в этот последний вечер. Часовой, сменяющийся с поста, тот хоть знает, кто заступит его место, и может перекинуться со своим товарищем несколькими словами. А фонарь не знал, кто придет ему на смену, и не мог рассказать ни о дожде и непогоде, ни о том, как месяц освещает тротуар и с какой стороны дует ветер.

В это-то время на мостик через водосточную канаву и явились три кандидата на освобождающееся место, полагавшие, что назначение на должность зависит от самого фонаря. Первым была селедочная головка, светящаяся в темноте; она полагала, что ее появление на столбе значительно сократит расход ворвани. Вторым была гнилушка, которая тоже светилась и, по ее словам, даже ярче, чем вяленая треска; к тому же она считала себя последним остатком всего леса. Третьим кандидатом был светлячок; откуда он взялся, фонарь никак не мог взять в толк, но тем не менее светлячок был тут и тоже светился, хотя селедочная головка и гнилушка клятвенно уверяли, что он светит только временами, а потому не в счет.

Старый фонарь сказал, что ни один из них не светит настолько ярко, чтобы служить уличным фонарем, но ему, конечно, не поверили. А узнав, что назначение на должность зависит вовсе не от него, все трое выразили глубокое удовлетворение — он ведь слишком стар, чтобы сделать верный выбор.

В это время из-за угла налетел ветер и шепнул фонарю под колпак:

— Что такое? Говорят, ты уходишь завтра в отставку? И я вижу тебя здесь в последний раз? Ну, так вот тебе от меня подарок. Я проветрю твою черепную коробку, и ты будешь не только ясно и отчетливо помнить все, что видел и слышал сам, но и видеть как наяву все, что будут рассказывать или читать при тебе. Вот какая у тебя будет свежая голова!

— Не знаю, как тебя и благодарить! — сказал старый фонарь. — Лишь бы не попасть в переплавку!

— До этого еще далеко, — отвечал ветер. — Ну, сейчас я проветрю твою память. Если бы ты получил много таких подарков, у тебя была бы приятная старость.

— Лишь бы не попасть в переплавку! — повторил фонарь. — Или, может, ты и в этом случае сохранишь мне память? — Будь же благоразумен, старый фонарь! — сказал ветер и дунул.

В эту минуту выглянул месяц.

— А вы что подарите? — спросил ветер.

— Ничего, — ответил месяц. — Я ведь на ущербе, к тому же фонари никогда не светят за меня, всегда я за них.

И месяц опять спрятался за тучи — он не хотел, чтобы ему надоедали. Вдруг на железный колпак фонаря капнула капля. Казалось, она скати-

лась с крыши, но капля сказала, что упала из серых туч, и тоже — как подарок, пожалуй даже самый лучший.

— Я проточу тебя, — сказала капля, — так что ты получишь способность в любую ночь, когда только пожелаешь, обратиться в ржавчину и рассыпаться прахом.

Фонарю этот подарок показался плохим, ветру — тоже.

— Кто даст больше? Кто даст больше? — зашумел он что было сил.

И в ту же минуту с неба скатилась звезда, оставив за собой длинный светящийся след.

— Что это? — вскрикнула селедочная головка. — Никак, звезда с неба упала? И кажется, прямо на фонарь. Ну, если этой должности домогаются столь высокопоставленные особы, нам остается только откланяться и убраться восвояси.

Так все трое и сделали. А старый фонарь вдруг вспыхнул особенно ярко.

— Вот это чудесный подарок! — сказал он. — Я всегда так любовался ясными звездами, их дивным светом! Сам я никогда не мог светить, как они, хотя стремился к этому всем сердцем. И вот они заметили меня, жалкий старый фонарь, и послали мне в подарок одну из своих сестриц. Они одарили меня способностью показывать тем, кого я люблю, все, что я помню и вижу сам. Вот это поистине удовольствие! А то и радость не в радость, если нельзя поделиться ею с другими.

— Почтенная мысль, — сказал ветер. — Но ты, верно, не знаешь, что к этому дару полагается восковая свеча. Ты никому ничего не сможешь показать, если в тебе не будет гореть восковая свеча. Вот о чем не подумали звезды. И тебя, и все то, что светится, они принимают за восковые свечи. Ну, а теперь я устал, пора улечься, — сказал ветер и улегся.

На другое утро… нет, через день мы лучше перескачем — на следующий вечер фонарь лежал в кресле, и у кого же? У старого ночного сторожа. За свою долгую верную службу старик попросил у «тридцати шести отцов города» старый уличный фонарь. Те посмеялись над ним, но фонарь отдали. И вот теперь фонарь лежал в кресле возле теплой печи и, казалось, будто вырос от этого — он занимал чуть ли не все кресло. Старички уже сидели за ужином и ласково поглядывали на старый фонарь: они охотно посадили бы его с собой хоть за стол.

Правда, жили они в подвале, на несколько локтей под землей, и чтобы попасть в их каморку, надо было пройти через вымощенную кирпичом прихожую, зато в самой каморке было тепло и уютно. Двери были обиты по краям войлоком, кровать пряталась за пологом, на окнах висели занавески, а на подоконниках стояли два диковинных цветочных горшка. Их привез матрос Христиан не то из Ост-Индии, не то из Вест-Индии. Это были глиняные слоны с углублением на месте спины, в которое насыпалась земля. В одном слоне рос чудесный лук-порей — это был огород старичков, в другом пышно цвела герань — это был их сад. На стене висела большая масляная картина, изображающая Венский конгресс, на котором присутствовали разом все императоры и короли. Старинные часы с тяжелыми свинцовыми гирями тикали без умолку и вечно убегали вперед, но это было лучше, чем если бы они отставали, говорили старички.

Итак, сейчас они ужинали, а старый уличный фонарь лежал, как сказано выше, в кресле возле теплой печки, и ему казалось, будто весь мир перевернулся вверх дном. Но вот старик сторож взглянул на него и стал припоминать все, что им довелось пережить вместе в дождь и в непогоду, в ясные, короткие летние ночи и в снежные метели, когда так и тянет в подвальчик, — и старый фонарь словно очнулся и увидел все это как наяву.

Да, славно его проветрил ветер!

Старички были люди работящие и любознательные, ни один час не пропадал у них зря. По воскресеньям после обеда на столе появлялась какая-нибудь книга, чаще всего описание путешествия, и старик читал вслух про Африку, про ее огромные леса и диких слонов, которые бродят на воле. Старушка слушала и поглядывала на глиняных слонов, служивших цветочными горшками.

— Воображаю! — приговаривала она.

А фонарю так хотелось, чтобы в нем горела восковая свеча, — тогда старушка, как и он сам, наяву увидела бы все: и высокие деревья с переплетающимися густыми ветвями, и голых черных людей на лошадях, и целые стада слонов, утаптывающих толстыми ногами тростник и кустарник.

— Что проку в моих способностях, если нет восковой свечи? — вздыхал фонарь. — У стариков только ворвань да сальные свечи, а этого мало.

Но вот в подвале оказалась целая куча восковых огарков. Длинные шли на освещение, а короткими старушка вощила нить, когда шила. Восковые свечи теперь у стариков были, но им и в голову не приходило вставить хоть один огарок в фонарь.

— Ну, вот и стою я тут со всеми моими редкими способностями, — говорил фонарь. — Внутри у меня целое богатство, а я не могу им поделиться! Ах, вы не знаете, что я могу превратить эти белые стены в чудесную обивку, в густые леса, во все, чего вы пожелаете. Ах, вы не знаете!

Фонарь, всегда вычищенный и опрятный, стоял в углу, на самом видном месте. Люди, правда, называли его старым хламом, но старики пропускали такие слова мимо ушей — они любили старый фонарь.

Однажды, в день рождения старого сторожа, старушка подошла к фонарю, улыбнулась и сказала:

— Сейчас мы зажжем в его честь иллюминацию!

Фонарь так и задребезжал колпаком от радости. «Наконец-то их осенило!» — подумал он.

Но досталась ему опять ворвань, а не восковая свеча. Он горел весь вечер и знал теперь, что дар звезд — чудеснейший дар — так и не пригодится ему в этой жизни.

И вот пригрезилось фонарю — с такими способностями не мудрено и грезить, — будто старики умерли, а сам он попал в переплавку. И страшно ему, как в тот раз, когда предстояло явиться в ратушу на смотр к «тридцати шести отцам города». И хотя он обладает способностью по своему желанию рассыпаться ржавчиной и прахом, он этого не сделал, а попал в плавильную печь и превратился в чудесный железный подсвечник в виде ангела с букетом в руке. В букет вставили восковую свечу, и подсвечник занял свое место на зеленом сукне письменного стола. Комната очень уютна; все полки заставлены книгами, стены увешаны великолепными картинами. Здесь живет поэт, и все, о чем он думает и пишет, развертывается перед ним, как в панораме. Комната становится то дремучим темным лесом, то озаренными солнцем лугами, по которым расхаживает аист, то палубой корабля, плывущего по бурному морю…

— Ах, какие способности скрыты во мне! — сказал старый фонарь, очнувшись от грез. — Право, мне даже хочется попасть в переплавку. Впрочем, нет! Пока живы старички — не надо. Они любят меня таким, какой я есть, я для них все равно что сын родной. Они чистят меня, заливают ворванью, и мне здесь не хуже, чем всем этим высокопоставленным особам на конгрессе.

С тех пор старый уличный фонарь обрел душевное спокойствие — и он его заслужил.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о